Пролетая над площадью Восстания
или аллюзии с дивана

12 октября, 2017

Не будем сейчас особенно задумываться над поводом, который вывел людей на улицы в день рождения Путина. В конце концов, когда дело касается политики, повод может не иметь особой связи с причиной, а причина со следствием.

Да, конечно, Навальный окончательно перевёл повестку своей компании от дискомфортного дебатирования вокруг различных скользких вопросов (коррупция, люстрация, налоги, экономика, крымнаш или крымненаш), к одному единственному консолидирующему пункту: так допускают меня к выборам или нет!?

Да, конечно, Навальный почти превратил себя в единственного лидера оппозиции, которому блистать одинокой звездой на небосклоне мешает только недавний успех Дмитрия Гудкова. Да, действительно, некогда нечто подобное проделал и Ельцин, как известно, начавший свой взлет как партийный номенклатурщик. С ловкостью балерины перескакивая с одного популисткого тезиса на другой, он, вдруг, оказался рыночником и антикоммунистом, потом просто вождем демократии, персонифицированной с ним не меньше, чем нынешняя Россия с Владимиром Путиным. Закрепившись на такой духоподьемной позиции, Ельцин одного за другим скормил своих соратников времён перестройки новой номенклатуре. После чего, устранившись от текущей рутины и переложив хлопоты на фаворитов, мог пить водку до полной потери здоровья. Когда всё это ему окончательно надоело, уставшему Борису Николаевичу оставалось лишь подобрать себе надежного преемника, главным достоинством которого будет твердая гарантия, что никто не потревожит душевный покой старика и не поинтересуется происхождением состояния его семьи. Которое несколько превышало возможные сбережения от президентского жалования и литературных гонораров.

Нечаянно ушедший далеко в сторону, автор этих строк очень хочет верить, что всё это не про Навального. И тот, взойдя на вершину власти, будет мудро править страной, возглавляя все хорошее против всего плохого. Тем более, что на данном этапе Навальный напоминает не сколько Ельцина, сколько Диогена. Тот, как вспомнят любители античности, в канун важных событий, увидев, что сограждане заняты кипучей деятельностью, а он, как бы, не при делах, принялся с грохотом катать по площади свою бочку, что бы его не сочли сидящим в унынии. И хотя, ясен пень, никто Навального к выборам не допустит, тарахтение этой бочки так воодушевляет, что автор начал подумывать о том, чтобы в ближайшее же время прийти в местный штаб Навального, там вертифицироваться и тоже потолкать какой-нить бочонок.

Возвращаясь к теме уличных выступлений. Вегетарианское поведение московской полиции 7 октября, судя по всему, было вызвано указанием не омрачать именин вождя нации. Чрезмерная активность могла дать негативную картинку враждебным масс-медиа. Которых, как известно, хлебом не корми, водой не пои, а дай опорочить что-нибудь скрепоносное. Едва ли указание снисходило от самого солнцеликого, который уже давно выше подобных суетностей. Быть может, указание дал какой-то высокопоставленный силовик, а возможно, какой-то затейник из собянинского окружения.

Спускались ли по вертикали какие-то указания для питерской администрации, тоже тайна. Можно предположить, что Полтавченко, под которым уже давно пошатывается губернаторская табуретка, опасаясь как недобдеть, так и перебдеть, велел винтить, но аккуратно. Единственная травма с пролитием крови, была, видимо, эксцессом исполнителя.

Дальнейшая прогулка протестующих граждан, со стоянием на площади Восстания, скорее всего, явилась следствием нескольких причин. Несомненных лидеров у толпы уже не осталось, а те, что были, размышляли о судьбах Родины на сиденьях автозаков. В том, что группы людей двинулись на площадь Восстания, можно, конечно, видеть тонкую иронию истории. Хотя, что-то подсказывает мне, что часть протестующих о таком маршруте условилась заранее. Уже сидевшие в автозаках лидеры тоже читали исторические книжки, или, скажем, слушали лекции Лурье. И среди них есть люди не только художественным вкусом, но даже с режиссёрским образованием.

Едва ли кто-то всерьёз думал повторить историю столетней давности, хотя бы на пару ходов. Пусть бы людей на площади Восстания и собралось раза в три больше. В семнадцатом году ситуация со снабжением столицы была запущена до такой степени, что взвинченные толпы громили хлебные лавки, а гвардейские полки, которые так лихо подавили революцию 1905 года, сгорели на фронтах войны. То есть, ничего похожего на реалии нашего времени. Несмотря на подсевший рубль, прилавки магазинов полны, а свежеиспеченную Росгвардию никто ни на какие фронта не бросит. То есть, какое-либо сходство в событиях, разделённых столетием, можно отыскать только с эстетической и духовной точки зрения. Однако, за всем тем, в прошедших событиях прозвенел если не звоночек, то, по крайней мере, пара неблагоприятных для власти ноток.

Как уже говорилось, изменение стиля действий силовиков не было результатом каких-либо системных изменений, а объяснялась чисто ситуативными причинами. Это вообще черта системы, она с самого начала, по крайней мере, с 93-го года, была такой, меняясь в сторону только ещё большей субъективности. Мы уже привыкли к тому, что пытаясь истолковать действия власти, комментатор вынужден либо впадать в конспиралогию, либо объяснять события чьими-то психологически-психиатрическими нюансами. История захвата Крыма, о претензиях на который всерьез не думали даже за неделю до окончания сочинской олимпиады, тому лучшая иллюстрация. Именно этот ситуативный волюнтаризм, усугубленный душевным проблемами отдельных государственных мужей, для нынешней системы опаснее, чем вся оппозиция, вместе взятая и два раза на саму себя помноженная.

Непосредственной причиной, смертельно травмировавшей режим в далеком феврале 1917-го был простой системный сбой. Государственная машина, так лихо в течении столетий зачищавшая политическую поляну от всякого рода оппозиции и всяких нескрепных элементов, вдруг застыла, совершила несколько несвязных движений и рухнула. Её отдельные колесики и шестеренки ещё продолжали вращался и шевелится, но как единое целое она перестала функционировать. Императорский поезд застрял на станции Дно, и, выражаясь эпическим стилем современника, власть три дня лежала на мостовой, прежде чем её решились подобрать. Нынешняя государственная машина РФ не меньше николаевской монархии источена субьективностями её галерных гребцов. Поскольку талебовские чёрные лебеди не оповещают о времени прилёта заранее, время от времени выходить на площади оппозиционным гражданам не только стоит, но и нужно. Даже выбирая для этого всякие завиральные поводы. И уж, они безусловно должны это делать, если хотят не только увидеть, как власть рухнет на мостовую, но и проследить за тем, как ею попытаются распорядиться лидеры, которые, готовясь её первыми поднять, уже зараннее толкаются локтями.

Вот чем, правда, простым протестующим гражданам не стоит заниматься, так это тешить себя иллюзиями. Например, фантазировать на тему, что произойдет что-то судьбоносное, если, например, они возьмут и выйдут в большем числе. Не произойдет, друзья, господа, товарищи. Режим не рухнет, как дворец короля Джакомона, если вы собиретесь в большем числе и покричите громче. У системы хватит послушных псов в погонах, автозаков, камер, исполнительных прокуроров и судей, а если надо, то и просто автоматных патронов. Поэтому, собираясь на улицах и укрепляя свои в высшей степени полезные для будущего страны горизонтальные взаимосвязи (низкий поклон Екатерине Шульман), не расколите раньше времени свой собственный персональный бочонок. И не пытайтесь ставить палатки прежде, чем мелькнет тень чёрного лебедя.

Разумеется, любители вручную разгонять колесо истории могут возражать, ссылаясь на такие славные эпизоды, как победу над ГКЧП, украинские Майданы, оба сразу, а также всякие бархатные и поющие революции. Но, этот список примеров демонстрирует именно неспособность этих достойных людей критически осмысливать факты. Разного рода бархатные и поющие случаются и благополучно заканчиваются в обществе, которое какое-то время пользовалось благами свободы, а не в стране, которая много лет приморожена тотальной пропагандой. И это только "раз", а теперь "два". Чтобы голос десяти тысяч россиян, собравшихся вокруг Белого дома в 91-м, имел решающее значение, нужно было не только, чтобы несколько лет подряд транслировалась в прямом эфире передача "Взгляд", но и чтобы в "верхах" разгорелась серьёзная схватка за власть. Та, которую, пользуясь более научной терминологией, назвали бы "кризисом элит". Вот когда кости кремлевских бульдогов будут вылетать не только из под ковра кремлёвских кабинетов, голос вышедших на улицы людей может стать решающим. В противном случае, даже если несистемным элементам удастся привести на площади какое-то существенное количество народа, их либо про игнорируют, как в 2012-м на Болотной, либо разгонят. С массой промежуточных вариантов, вплоть до танков, как на площади Тяньаньмэнь.

Что до украинских Майданов, то они смогли набрать силу и победить только во время острейшего кризиса элит, когда одна часть олигархов использовала вышедших на улицы граждан в качестве "последнего довода королей". Во всех же остальных случаях попытки поставить палатки заканчивались быстро и довольно грустно. Таких несостоявшихся Майданов в истории Украины были много. Последний случай, который припоминает дырявая голова автора, была попытка участников блокады Донбасса поставить палатку на площади Независимости в феврале 2017-го. Хотя устанавливал палатку пользовавшийся депутатской неприкосновенностью Семен Семенченко, простояла она очень недолго.

Что же до эпического второго Майдана, то его настоящий финал был достаточно трагичен. По понятным причинам после бегства Януковича постоянный состав палаточного городка стал таять. Часть его обитателей отправилась на восток страны отражать вторжение, большинство национал-радикалов оказались более чем лояльны новой власти. Для которой палаточный лагерь в центре города, пусть и полупустой, был бельмом на глазу, потенциальной угрозой того, что все может повторится, уже против неё самой.

Последние дни второго Майдана

Принципиальной установкой группы оставшихся на площади активистов было утверждение, что палаточный городок должен быть сохранён как способ контроля над властью, до тех пор, пока все требования Майдана, за которые гибли герои Небесной сотни, не будут исполнены. Но, оставшись без медийной поддержки, эти активисты быстро превратились в глазах большинства граждан в жалких никчем. Которые, вместо того, чтобы отправляться на Донбасс, защищать независимость родины, предпочитают сидеть в грязных палатках, не давая горожанам привести в порядок главную площадь страны.

Именно под лозунгом наведения чистоты и порядка и был осуществлен демонтаж Майдана. Первоначальный договор "Самообороны Майдана" с Кличко состоял в том, что коммунальщики расчищают только проезжую часть, но бывший бандит, боксер и новоиспеченный мэр быстро показал, как умеет вести дела. Майдан сокращался как шагреневая кожа. В одних случаях баррикады поджигали провластные "титушки", в других случаях пожары устраивали сами защитники, отбивая натиск " коммунальщиков и неравнодушных горожан". Поскольку последних было в несколько раз больше, в конце концов, все остатки укреплений были снесены. Официально никто не запрещал активистам оставаться на площади, просто ночью, уже в сентябре, последние несколько палаток, стоявшие без всякого прикрытия, были атакованы "титушками". Накрытых опрокинутыми палатками людей жестоко избивали. Наутро Майдан уже не существовал.

Впрочем, это уже другая история.

© Дмитрий Веприк

 

 

КОНТАКТЫ

Помочь проекту